Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Евгений Офигенин

Авторы: Vada, Пал Егорыч, Санька, Ирина, Малина, Alf

Ноябрь 2000 г.
 

* Vada (решается покуситься на творчество Грандов. Просьба одна - придерживаться размера)

Мы все писачим понемногу
И где нибудь, и как нибудь.
И потому, писаньем скорым
У нас не запросто блеснуть.
Пером, что из хвоста Жар-птицы,
Поверьте, нечего гордиться,
Когда сей доблестный предмет
Выводит на бумаге бред.
И, все ж, избрав себе героя,
Начнем, пожалуй. И тогда,
Воскликнув: "Наша жизнь - игра!",
Перекрестив перо лихое
Займемся "делом". И за это
Прощенья просим у Поэта.

* (Пал Егорыч присоединяется к покушению)

Евгений, добрый мой приятель,
Родился на брегах. Не Вы!
Вы, может, были там, читатель,
Удрав на месяц из Москвы
Или из Вятки... Ну, не важно.
А важно то, что раз однажды
Богатый дядя был - и нет!
И Офигенин вмиг одет
Как денди. Сразу жизнь насмарку.
Пропал азарт, а с ним - друзья.
Вдруг можно все, чего нельзя
Бывало. Хуже нет подарка!
Нет выхода для юных сил.
И Офигенин захандрил.

*Санька

Что у него не все счас дома, (прежде всего дядя :)
Что в жизни трудная пора.
Да, что там! Всем нам здесь знакома,
Простая "русская хандра".
А от неё, одно лишь средство,
Напиться где-то по соседству,
Набить лицо кому-нибудь,
Потом к цыганам и гульнуть!!!
И пропади весь белый свет!
Напеться песен на природе,
Глядишь и ночь уж на исходе,
И от хандры уж следа нет...
А по утру со страшным матом,
Очнуться в тазике с салатом.

*Ирина

А в это время в отдаленье
В деревне вяло жизнь текла.
Томилась после разоренья
Семья, что раньше так жила!..
Балы, веселье - это в прошлом,
Теперь же стало невозможным
Сестричкам в город выезжать,
И модным дамам подражать!
И Оля с Таней заскучали,
Одной чуть больше повезло-
Поэт-жених, но как назло,
Страдал, и добавлял печали.
И сохли от тоски девицы!
Им так хотелось порезвиться!

* Vada (Ирина, Санька, Пал Егорыч! Читал - зачитывался!)

Шли дни. Наш мученик Евгений
Решил из города удрать.
Он пять недель уже в деревне,
Его, ей-богу, не узнать:
Окреп душой (чуть меньше - телом),
Мог на рассвете, между делом,
Сыграть фигуру в городки.
Куда пропал и след тоски!
Лишь заалеется восток,
Он солнцу машет на пригорке
И в упоительном восторге
Вовсю кричит: "Мать вашу ..." Стоп!
В рассвета нежные оковы
Не следует вплетать Баркова.

* Санька (VADA, классно!:)))

Как дальше жизнь его сложилась?
На счастье может, может нет,
Но так судьба распорядилась -
Был у Евгения сосед.
ЗвалсЯ - Владимир Обалденский,
Столичный был, не деревенский,
Красавец, весь в рассвете лет,
И ко всему ещё поэт.
(Как кто-то выше уж заметил)
Хотя печалился, страдал,
Но был большой оригинал,
Да, и душою тоже светел,
Что в общем свойственно поэтам...
А впрочем, счас мы не об этом.

* Vada

С утра герой как был - в исподнем -
Вскочил - и во поле бежать.
На то и промысел Господний,
Чтоб наши чресла направлять.
Судьбы ехидная усмешка -
Хрестоматийная пробежка!
А что Владимир? Тут как тут.
И вот, они вдвоем бегут.
"Мусьё, Вы тоже?.." "Да, я тоже..."
"Владимир". "Что ж, Евгений я,
А здесь именье у меня.
Зайдете отобедать, может?"
Они сошлись. Лиса и кречет.
Памфлет и эпос. Чет и нечет.

*Санька

Поддавшись чарам деревенским,
(Спешу продолжить я рассказ)
Наш Офигенин с Обалденским,
Покорешился сей же час.
Шампанским дружбу закрепили,
Камин пожарче растопили.
Лишь солнце село за бугор,
Про дам начался разговор.
Скучать вдвоём? По мере крайней,
Повеселиться б где нибудь,
И стариной опять тряхнуть,
Но вспомнив тут про Олю с Таней,
Владимир проорал:"Шарман!
А не пойти ли в гости нам?!"

*Ирина

Сидела Танечка, скучая:
Сестра с Владимиром ушла,
Ведь Оля - резвая, живая,
А Таня букою росла.
Любила все скрывать, таиться,
Но так хотелось ей влюбиться,
В душе был создан идеал,
И вдруг он перед ней предстал!
Евгений, обойдя беседку,
Решил девчонку испугать,
Хотел заставить завизжать,
Но вышел случай вовсе редкий:
Шепнула лишь: "Я Вас узнала!.."
И перед ним без чувств упала:

* (Малина)

Таким исходом Офигенин,
Был, прямо скажем, поражен,
Упав пред Таней на колени,
Стрелой Амура поражен
Он не был. Что за детства сказки?
Давно уже презрел он ласки,
И разочарований боли,
И сахара съел пуд, и соли.
Однако ж, должен был признать,
Что девушка мила бесспорно,
Проста, но видимо проворна,
И непосредственна. Как знать,
Хандру быть может выгнать прочь,
Она смогла б ему помочь.

* (Пал Егорыч, трепеща под страхом Санькиных репрессий: с-с-се-й-йч-ч-час-с-с п-прр-о-одд-о-ол-ж-ж-ж-ж-ж-ж-жу-у)

Ан, нет... Сюжет знаком до боли -
Ну, разве ж тут пройдет хандра?
- "Я к вам пишу - чего же боле?..."
Бла-бла... И прочая мура.
Зевая, вышел в сад Евгений.
А там, из-за листвы весенней,
Донесся женский хохоток,
И следом над кустом носок
Взлетел с нашивкой "ВладимИр"
И чепчик тут же с меткой "Ольга"...
Перчатки ждать пришлось недолго...
- "О, как же скучен этот мир", -
Вздохнул Евгений, - Но, постой!
Ведь есть развлечься путь простой".

*Санька

"Что тут поделать, если гадят,
Счас повсеместно, там и тут.
Дуэль?! Старо. Ещё посадят!
Другие времена грядут...
Однако же, перчаткой, в морду?!
Где ж уважение к народу?!
Знать Обалденский - офигел!
Творить такой здесь беспредел.
Ну, что же, развлекусь и я...
Припрячу-ка носок и чепчик,
Перчатку. Этот Обалденчик,
Ещё попляшет у меня!..."
Так думал про себя Евгений,
Крадясь среди листвы весенней...

*Ирина

И вот, за пазухою прячет
Перчатку, чепчик и носок,
Смеётся зло: 'Ещё поплачет,
И будет носом рыть песок:
Когда я завтра за обедом,
За милой светскою беседой,
Все это вытряхну на стол:
Но выйдет ли большой прикол?
Не лучше ль к Оле подойти,
И тихо прошептав на ушко,
Что, мол, допрыгалась, старушка,
И не на том стоишь пути:
И чтоб поправить дело это,
Послушай моего совета:'

*ALF рискует продолжить:

За словом - дело, и под вечер
Евгений Ольгу подстерёг
И неназойливою речью
Девицу страшно он развлёк.
При этом, как бы между прочим,
В перстах крутил её носочек,
Чем Ольгу сразу покорил
(Ну вот, опять переборщил...)
Да, Офигенин, ты попал -
Как горячи девичьи ласки!
Такой стремительной развязки
Евгений сам не ожидал:
"Как объяснить теперь поэту
Сей странный поворот сюжета?.."

* Санька (Что-то про Таню забыли совсем :)

Но как там Таня? Ждать устала,
И уж не знает как ей быть.
Бежать искать? Ей не пристало.
Ведь вышел в сад лишь покурить,
Наш Офигенин. Шли минутки....
И вот уж нет вторые сутки! :))
Быть может он не джентльмен,
И отыскал кого взамен?
А я ж в беседке жду, как дура.
Как тут узнаешь с кем и где,
И чёрт возми, что делать мне?
Ведь я же - тонкая натура...
Тут вспомнив, что писать умеет,
За гусем бросилась скорее...

* (Пал Егорыч)

Зажав гуся промеж коленей
И вырвав грязное перо,
Татьяна начала: "Евгений!
Я к вам пишу..." - Да, нет, старо!
Об этот я уже писала.
О чем же? Ах, я так устала!...
И он со мною лишь во снах...
Но что там? Ольга вся в слезах
Без чепчика сюда несется!
Споткнулась, ой! Упала ниц!
Зовет каких-то там сестриц...
Меня, как видно, мне сдается.
И что в кустах там за возня?
Какой курьёз - и без меня!

*Ирина

Кричала Оля что есть мочи:
'Танюша, нужно их разнять!..
А то они до самой ночи
Друг дружке будут поддавать!'
Но Таня к ней с таким советом:
'А, может, дать им пистолеты?
К чему нам долгий мордобой?
Пальнут два раза, и домой
Кто сам пойдет, а кто не сможет-
Того носилки унесут:'
(Понять, а кто же круче тут,
Читателю дуэль поможет)
И сестры ринулись бежать
В дом - пистолеты заряжать!

* Санька (Пал Егорыч, Ирина, просто супер! :)))

Опять знаком сюжет до боли.
Какой придумать выход тут?
"Насыплем в пистолеты... соли!
Авось друг дружку не убьют" -
Решили сёстры. Враз за дело,
И вот к кустам несутся смело.
Держа в руке по пистолету...
(Такое снилось ли поэту?!:))))
Уж слышен жуткий шум и гам,
На всю деревню мат несётся.
(Сказать, язык не повернётся)
Но тут, приблизившись к кустам,
Листву, раздвинув (для обзору),
Картина, их предстала взору...

*ALF

Поэт с Евгением душевный
Ведут неспешно разговор:
"Помилуй Бог, какая ревность? -
Поэт глаголет, - что за вздор!
Вся к Ольге страсть - самовнушенье
Для поддержанья вдохновенья.
Чтоб музы в к ним благоговели,
Поэты расточают трели
Любой красавице. Подчас
Загнёшь такое - мочи нету -
Ну, думаешь - хана поэту,
Но нет: уловка удалась!"
И дружно хором так смеются,
Что все кусты вокруг трясутся.

* Vada

И вдруг - в момент все стихло разом.
Друзья - в тоске. Какой облом!
Теперь к сестрицам путь заказан,
К тому ж девицы со стволом!
Играть с судьбой? Помилуй, право,
Что за дурацкая забава...
Бежать отселева! Пока
Не дрогнул палец у курка.
И вот уже лишь пыль клубится.
А сестры? Ах, какой пассаж...
Кураж - и в Африке кураж -
Достойный повод порезвиться!
Закрыв глаза, они дуплетом
Им вслед палЯт из пистолетов.

* Санька

Друзья ж развили скорость света,
Но от судьбы кто убежит?
Настигла, подлая, поэта...
И вот уж раненый лежит
Наш Обалденский. Жаль, конечно.
Не верил он в любовь беспечно,
(Так соли в задницу ему!!!)
И был наказан потому
Её дрожащею рукою....
Жив человек - сомнений нет,
Но в Обалденском сдох поэт!
Ведь так случается порою.
Кого угодно расспроси,
Поэты гибнут на Руси...

*Ирина (хорошо, что писаки гибнут реже!)

И страсть сестер погибла тоже,
Развеялся туман любви:
( Кто без любви прожить не может,
Тот знает лишь печали дни!)
Недолго Оля горевала,
Невестою другого стала,
И Тане не пришлось отстать-
И ей пришлось женою стать,
На зависть всем в деревне нашей-
Ей мужем стал один магнат-
В Госдуму был он кандидат,
И вскоре депутатом ставший:
В Москву он Таню укатил,
И бал шикарный закатил!:

* Vada & Alf

Финал минорный, но - без крови
И мордобоя - c"est bonton.
Рискну напомнить о герое,
Ведь, как и Обалденский, он
Пал жертвою девичьей прыти:
Два дня свой зад мочил в корыте,
Потом нашел себе другую,
И, залечив болезнь дурную,
Уехал в Индию. К слонам
И гамадрилам. Там и ныне.
Женат. Заботится о сыне.
А счастлив ли? Судить не нам...
И что нам в счастии чужом,
Когда своё, и то - фантом?..

* Vada: Alf! Супер! Спасибо!



 
"Чем ночь прошедшая зияла, чем настоящая зовет, все - только продолженье бала, из света в сумрак переход!" Counter CO.KZ
 


Контурная пластика в борьбе с морщинами | Диагностика и лечение аденомиоза | воспаление мочевого пузыря - цистит