Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Держись! (Сиреневые сказки)
Энрикетта
 
Почти сплошная темнота давила холодом и обреченностью.
Странник замер в недоумении: да туда ли он попал? Но ведь
ошибиться невозможно!
Глаза, немного привыкшие к темноте, различили смутные
очертания Дерева. Но что же происходит?
- Эль....- он постарался, чтобы голос звучал ровно.- Я не
понимаю, что происходит, Эль.

Ни звука в ответ, ни шороха листьев, ни дуновения ветерка.

- Эль. Пожалуйста. Ты же знаешь, что я могу говорить с тобой и
не приходя сюда. Но я люблю смотреть на закаты. И слушать
цикад. Пение цикад среди зимы - это, знаете ли....- он грустно
усмехнулся. - Эль. Верни закаты, прошу тебя.
- Только по твоей просьбе. - глухой, безжизненный голос
опустился к нему с верхушки Дерева, запутываясь в густых
переплетениях ветвей.

Небо на западе стало светлеть постепенно, медленно покрываясь
мглистыми бордовыми полосами. Ну хоть что-то...
- Рассказывай...Я же знаю, что с тобой происходит что-
то...Поэтому и пришел.
- Нечего рассказывать. Просто тупик. Темно. Холодно. И
хватаешь пустоту - раз за разом....Раз за разом!

Даже отчаяния не было в её голосе. Просто - обреченность.
Странник помолчал, собираясь с мыслями. Если бы он только мог
заполнить эту пустоту! Но - у каждого свои ценности.Но тем не
менее...Тем не менее!
- Но ты же ведь знаешь... Когда жизнь нас загоняет в такой вот
тупик безысходности, есть два выхода - держаться или не жить.
Не жить нельзя. Значит, только держаться.
Он протянул руку, коснувшись мягкой шерстки. И не почувствовал
ответного движения навстречу; только холод.
- Значит, только держаться..Как? Чем? За что?!...Держаться...-
она грустно усмехнулась.
- А за что держатся все наши знакомые - прекрасные люди,
практически каждый из которых - в тупике? Эти тупики
встречаются у всех буквально на каждом шагу...Однако же,
держатся.
Мучаются, страдают - но не сдаются. - он улыбнулся, заметив,
что закат разгорается чуть ярче.

- А вот скажи....Почему не бывает ощущений такой дикой
безысходности у людей, скажем так, более толстокожих? Почему
же те люди, которые, пусть хоть на немного совсем вырвались из
круга практицизма, начинают страдать и мучится? Те,
толстокожие, тоже страдают, несомненно, но не так мучительно...
- Их страдания толкают их действовать. Причем конкретно,
ручками и ножками - отсюда и результаты. А мы,
тонкоорганизованные, чувствуем тоньше, понимаем больше,
страдаем сильнее - зато в вышину поднимаемся, не отягощенные
защитным панцирем толстокожести. (Все палки о двух концах, как
ты помнишь...) Вышел из этого панциря защищенности, как из
материнского чрева ребенок - мучайся. И учись. Расти. Как
растут дети - потому что у них тоже нет иного выбора, кроме
как расти. И это им тоже нелегко дается, как и нам.
- Почему же одни из нас выходят из этого панциря - тесен он
им, давит...А другие нет?

Странник помолчал, прислушиваясь...Слабый ветерок робко тронул
сонную листву и вновь затих. - ...А это, я думаю, зависит от
энергетики. У вышедших количество её больше - это зависит от
многих факторов.А у тех, иных - меньше, вот и имеют они в
дополнение зашитный панцирь толстокожести.
- Значит, мы сильные? - она грустно усмехнулась, наперед зная
ответ.
- Ну а то! Вот за неё, за эту силу мифическую, и держимся. И
именно она позволяет нам смеяться, когда сердце сжимает
отчаяние... Именно она позволяет писать гениальные вещи, когда
хочется вешаться...Именно она позволяет делиться (а не
отмахиваться, мол, иди ты, самому плохо) ею же с тем, кто
рядом, и кому тоже плохо...Именно она позволяет нам не
опуститься, не спиться, не превратиться в дерьмо. Хотя со
многими это и происходит, но только потому, что они этого не
знали или забыли. Или чихали, не принимая в рассчет. А еще -
ведь обязательно нам находятся пусть один-два, но друга рядом -
такие же, как мы сами. Которые помогают держаться. Которые
напоминают, что мы сильные. И которые дают пинка под зад, если
это необходимо!
- Э...ты осторожней, про пинок-то...А то и в ответ можно...-
Эль негромко засмеялась, и он с облегчением услышал, как
внизу, в траве, стали робко настраивать свои инструменты
цикады.
- Только знаешь, еще что...тут ведь такая ерунда получается ко
всему... - Она горестно вздохнула, зябко поежившись - не от
холода, нет; он невозможности - по другому. - Нам ведь не
хочется ПРОСТО ходить по земле. Нам ведь летать хочется. От
радости. Когда её даришь - и одариваешься в ответ. От ощущения
нашей талантливости. От счастья. Мы же легкие, нас несет
вверх. Нам плохо, когда мы не летаем. Плохо, когда сердце
сжимает пустота. Плохо, когда не получается ничего. И когда не
видишь выхода.
- Летать - да...Только ведь и крыльям надо иногда отдыхать.
Чтоб потом с новой силой. И знать, знать наверняка, без всяких
сомнений, не смотря ни на что - что это "потом" придет. А куда
оно денется, милая моя Эль! И всё будет! И все лучшее -
впереди. Потому что по другому - просто нет смысла. Так что
держись давай! Не складывай лапы-то раньше времени!
- А куда же я денусь... Кто же закаты станет включать... и
этих твоих...стрекунчиков среди зимы...

Он с удовольствием рассмеялся, глядя, как по пушистой шерстке
вновь разливается слабое сияние, и, как бы в ответ, внизу
вспыхивают сонмы мерцающих светлячков...
 
"Чем ночь прошедшая зияла, чем настоящая зовет, все - только продолженье бала, из света в сумрак переход!" Counter CO.KZ
 


Контурная пластика в борьбе с морщинами | Диагностика и лечение аденомиоза | воспаление мочевого пузыря - цистит